Семья в россии

Многодетная семья в России: сколько в ней детей и какого они возраста?

Многодетная семья в России: сколько в ней детей и какого они возраста?

Растить даже одного ребенка, вкладывая в его воспитание и образование много сил и средств, всегда сложно. Потому многодетным семьям нужна особая забота государства, в связи с чем устанавливаются нормы, которые помогают семье получить особый статус. Потому прежде всего нужно определить, какую семью можно считать многодетной — как много в ней должно быть детей и какого возраста для того, чтобы родители могли рассчитывать на льготы, привилегии или награды, которые должны быть предоставлены в рамках демографической политики России.

Как ни странно, на федеральном уровне законодательством не установлено, из скольких же детей состоит семья, которой можно придать этот особый почетный статус. Россия — многонациональная страна и у различных народов есть свои культурные особенности. И когда для жителей одного региона три ребенка — это так много, то для другого тройня — вполне привычный минимум.

Потому правительством было принято решение не вводить единую формулировку для всей страны, а дать регионам полномочия установить цифру критерия многодетности самостоятельно. Об этом сказано в Указе Главы правительства РФ № 431 от 5 мая 1992 года. Потому для того, чтобы знать наверняка, могут ли вашу семью признать многодетной, правильным будет обратиться к законодательству региона вашего проживания.

В большинстве российских регионов, как правило, наличие уже троих детей позволяет считать родителей многодетными. В то же время, например, в Ингушетии семью называют многодетной, когда в таковой растут не менее 5 детей. Еще совсем недавно в республиках Марий Эл и Тыва такой семье нужно было состоять из 4-х детей, но сегодня эта цифра также снижена до привычных российских количественных показателей.

Все ли дети учитываются, и когда они могут считаться уже взрослыми или самостоятельными?

Учитываются не все дети, рожденные супругами или даже проживающие в семье на данный момент. Детьми из многодетной семьи, то есть теми, кто пребывает в статусе иждивенцев на попечении матери и отца или одного из родителей, считаются:

  • несовершеннолетние. Зачастую это возраст до 18 лет, в некоторых регионах дети после 16 лет уже считаются совершеннолетними;
  • совершеннолетние в возрасте до 23 лет, обучающиеся в очной форме в высших учебных заведениях или проходящие срочную службу в армии. Эта льгота действует не во всех регионах страны.

Не являются членами семьи дети, добровольно или принудительно переданные на воспитание в детские дома или интернаты или усыновленные другими семьями.

И еще одно уточнение. В некоторых регионах к числу детей семьи относят и тех, кто проживает в ней, пребывая под опекой (попечительством). Однако, например, для Московского региона эта поправка не действует, в число членов многодетной семьи входят только родные и официально усыновленные дети.

Какая система привилегий предусмотрена для этой льготной категории?

Множество законопроектов с годами претерпевают изменения, не являются исключением и те, что касаются социальной поддержки льготных категорий граждан.

Многодетные семьи вправе рассчитывать на множество льгот, которые им помогут справиться с возможными в таких случаях материальными трудностями:

  • бесплатный проезд при пользовании муниципальным транспортом;
  • значительная скидка в 30% при оплате коммунальных платежей;
  • бесплатное горячее питание, школьная и спортивная форма;
  • ежегодная скидка в 50% для приобретения билета на все виды транспорта в пределах страны для детей до 18 лет и сопровождающего их родителя;
  • бесплатное обеспечение медикаментами, выписанными врачом на детей до шести лет;
  • внеочередное зачисление в детские дошкольные учреждения;
  • скидки при оформлении кредитов, ипотеки и т.д.;

Есть немало приятных бонусов, как например скидка и бесплатное посещение государственных музеев и выставок, театров не реже одного раза в месяц.

Многодетная мать в 2015 г. по определению большинства регионов воспитывает в своей семье не менее 5 детей. При условии достойного воспитания, таким мамам полагается досрочная пенсия, при условии, что она воспитывала каждого своего ребенка до его 8-летнего возраста, а ей уже исполнилось 50 лет.

Если в семье от четырех до семи и более детей, родителям вручаются государственные награды. Для тех, у кого детей семеро и больше, это орден "Родительская слава", а вырастившим, воспитавшим или усыновившим 4-7 детей полагается медаль Ордена "Родительская слава". Предусмотрены мужской и женский варианты медали, отличающиеся друг от друга. Вручению сопутствует денежное вознаграждение в 100 000 рублей.

Что если многодетные родители разводятся или заключают новый брак?

Развод супругов, несомненно, вызывает немало вопросов. Но здесь все просто. Если семья с тремя детьми разъезжается и, например, с отцом остается один ребенок, а с матерью двое, статус многодетности семьи утрачивается. И, очевидно, что если все дети остаются у одного родителя, этот статус не меняется.

Вновь называться многодетными супруги вправе в случае повторного брака. Также, если один из родителей официально вступает в брак с человеком, как и он сам имеющим несовершеннолетних детей, то приемные дети — пасынки и падчерицы — учитываются в количестве детей семьи, которая по региональным правилам может быть признана многодетной.

Пресса Британии: семья Путина и 50 способов российского влияния

Пресса Британии: семья Путина и 50 способов российского влияния

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В обзоре британских газет:

Россия использует в Британии механизмы подрывной деятельности и дезинформации, аналогичные тем, которые она применяет в конфликте на востоке Украины, к такому выводу пришел британский депутат-консерватор Боб Сили, проанализировав письма Суркова, широко обсуждавшиеся в СМИ в конце минувшего года, пишет Times.

Хакеры из украинского «Киберальянса» опубликовали массив электронных писем, которые, как они утверждали, получены из взломанного неофициального почтового ящика приемной помощника президента России Владислава Суркова.

Боб Сили, проживший четыре года в странах бывшего СССР, является членом парламентского комитета Британии по внешней политике, и ранее высказывал на страницах этой газеты мнение о том, что яды становятся излюбленными оружием Кремля.

В своем нынешнем докладе Сили утверждает, что Россия разработала технологии по раздуванию конфликтов, которые применяются против Британии, а также Соединенных Штатов и Евросоюза. «Именно сейчас, после отравления Скрипалей, мы должны четко понимать их методы», — цитирует издание депутата.

В комментарии Times после статьи, депутат пишет о том, что существует более 50 способов скрытого российского влияния.

«Некоторые из них мы видели в Британии: такие как политическая расправа и пропаганда RT и Sputnik; некоторые — наблюдали в США: вмешательство в выборы и шпионаж; на Украине они использовали практически все методы — включая попытки подкупить правящую политическую элиту», — говорится в колонке парламентария.

Как с этим бороться? Нужно сделать три вещи, считают авторы — депутат Боб Сили и Аля Шандра, редактор украинского англоязычного издания Euromaidan Press.

Во-первых — осознать происходящее, а не делать вид, что ничего не происходит. Во-вторых — определить, какие тактики были использованы.

«И в третьих — действовать, разумно и последовательно, чтобы защитить западные страны, ценности и интересы от этой коварной формы конфликта», — суммирует автор на страницах Times.

О новых подробностях в деле о предполагаемом вмешательстве России в американские выборы пишет Financial Times. А именно — о связях с семьей Владимира Путина российского бизнесмена Кирилла Дмитриева, который встречался с советником Трампа Эриком Принсом на Сейшелах незадолго до инаугурации Трампа в качестве 45-го президента США.

О самой встрече Принса с главой Российского фонда прямых инвестиций Дмитриевым говорилось и ранее, но о связях последнего с российским президентом газета пишет впервые.

Именно этот факт, пишет FT, заставил спецпрокурора Роберта Мюллера, расследующего вмешательство России в президентские выборы в США, вновь вернуться к обстоятельствам той встречи.

Газета со ссылкой на шесть человек, связанных с Дмитриевым, пишет, что жена финансиста Наталья Попова — близкая подруга Екатерины Тихоновой, которую в СМИ называют младшей дочерью Путина.

По информации FT, они учились на одном потоке в МГУ.

Кроме того, Попова — заместитель директора фонда «Иннопрактика», которым руководит Тихонова, Дмитриев входит в его попечительский совет. А также — в совет директоров нефтехимического гиганта «Сибур», одним из топ-менеджеров которого является миллиардер Кирилл Шамалов, которого СМИ называли мужем Екатериной Тихоновой (в начале года агентство Блумберг сообщило, что их союз распался — Би-би-си).

FT также напоминает, что в 2015 году РФПИ организовал привлечение средств ФНБ в размере 1,75 млрд долларов в проект «Сибура» «ЗапСибнефтехим».

Мюллер, как предполагает FT, выясняет, не пытался ли советник Трампа Эрик Принс создать с помощью Дмитриева тайный канал связи с Кремлем.

(От редакции: 3 апреля газета Financial Times внесла в свою статью изменения, которые отображены в данном обзоре)

Газета Times пишет о призывах в адрес крупнейших британских компаний отказаться от участия в Российском экономическом форуме в Санкт-Петербурге из-за резкого ухудшения отношений между Британией и Россией после отравления экс-офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери.

Форум должен состояться в Санкт-Петербурге 24-26 мая, за три недели до чемпионата мира по футболу, при участии президента России Владимира Путина.

«Для любого уважающего себя главы компании было бы крайне глупо отправлять кого-либо на этот форум», — цитирует издание руководителя фонда Hermitage Capital Билла Браудера, который, в прошлом был одним из крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику.

«Вести бизнес с Россией это все равно, что вести бизнес с мафией», — добавляет Браудер в статье Times.

Среди тех, кто посещал форум в прошлом году, были главы BP и Royal Dutch Shell, напоминает Times. Отправятся ли они на форум в этом году, в компаниях сказать отказались.

Исполнительный директор Российско-британской торговой палаты (РБТП) Альф Торрентс подтвердил изданию, что в этом году на форум не поедет.

Самая большая семья в России

Зло не властно над людьми, спасаемыми и сохраняемыми верой и любовью. Как рассказала хозяйка самой большой семьи в России матушка Галина Стремская, для них с отцом Николаем и 64-х их детей это не отвлеченный принцип, а норма жизни.

Течет эта жизнь в поселке Саракташ Оренбургской области. В 1990 году молодой священник с женой приехал туда после окончания Московской духовной семинарии для возрождения церковной жизни на дальней окраине России. Теперь в организованной и возглавляемой отцом Николаем Свято-Троицкой обители милосердия для детей и стариков действуют два храма, православная гимназия, приют для немощных стариков, а главное – известный на всю страну семейный Дом милосердия. Первых детей туда Стремские привели из местных приютов в 1992 году.

Впрочем, в России эта история достаточно хорошо известна.

В Америку же чадолюбивое семейство, можно сказать, привел… священномученик Макарий Оренбургский. Как пояснила матушка Галина, сын этого русского новомученика Владимир Макарович, живущий теперь в Вашингтоне, посещал на склоне лет родные места и заехал в Саракташ к племяннице, которая активно трудится в обители. Через нее он и познакомился с семьей настоятеля. Потом завязалась переписка, а в 1999 году Стремские по приглашению американского земляка впервые приехали в США.

Путешествуют Стремские и по России. Летом, на день памяти преподобного Сергия, стараются обязательно побывать в Троице-Сергиевой лавре. Это их альма-матер: отец Николай окончил там не только семинарию, но и Духовную академию, матушка Галина – иконописную школу. А попутно по возможности заезжают и в другие святые места. Бывали в Оптиной пустыни и в Дивееве.

Жизнь в России на очередном крутом повороте истории идет непросто, но на вопрос о том, не убавляется ли в людях доброты, Галина Юрьевна ответила без колебаний: «Мы, конечно, общаемся с добрыми, хорошими людьми». «Как-то был у нас разговор, что, мол, в Калифорнии много греха, но батюшка спокойно сказал: “Мы этого не увидим”», – с улыбкой припомнила она. То же и в России. «Мы видим, конечно, что бывает всякое, вот и наркоманы стали встречаться, – сказала собеседница. – Но мы и наши дети с этим не соприкасаемся».

Есть в обители и другие добровольные помощники. И все же быть хозяйкой семейного детского дома нелегко. Матушка Галина с ходу даже не припомнила, кого у них больше – мальчиков или девочек. Сказала: «Примерно поровну». И с именами, конечно, возникает порой путаница. Шутка ли, если среди детей одновременно «пять Кать». Что касается возраста, то самой старшей, Насте, уже 21 год. А самого маленького – семимесячного мальчика, только что принятого в семью, – отец Николай на днях будет крестить. Назвать решили Ваней – Иоанном.

Эволюция российской семьи

доктор экономических наук,

директор Института демографии Государственного университета — Высшей школы экономики, Москва

В России идет Год семьи. Это не шоу, не череда праздничных мероприятий. Тема семьи стала приоритетной, что отражает общую озабоченность состоянием этого института, а точнее — кризисом семейных ценностей, который переживает современное общество. Наблюдаемый демографический перекос привел к депопуляции населения. В числе причин называют ухудшение здоровья потенциальных родителей, жилищные проблемы, бедность и неуверенность в завтрашнем дне, плохую экологию и т. д. Говорят и о том, что демографический кризис имеет не в последнюю очередь морально-этическую природу: иметь детей для многих означает отказ от многих благ, от карьерного роста.

Тем не менее семья и дети для наших соотечественников остаются в числе ключевых ценностей, ведь в России испокон веков свидетельством зрелости человека считалось создание им семьи, рождение детей.

В предлагаемой статье известный демограф Анатолий Григорьевич Вишневский обращается к опыту прежних поколений, к истории развития семейных отношений и анализирует состояние современной российской семьи.

Веками формы традиционной крестьянской семейной жизни были «подогнаны» к экономическим и социальным условиям российского земледельческого хозяйства. Но во второй половине XIX века эти условия стремительно уходили в прошлое, а вместе с тем лишались опоры и приспособленные к таким условиям семейные структуры, формы и нормы семейных отношений. Именно в это время вышло наружу всегда существовавшее подспудно противоречие «малой» и «большой» семей.

Но наряду с большими всегда существовала и малая семья, состоявшая из супружеской пары с детьми, а иногда и без детей. Она могла существовать в одном из двух видов: как автономная малая семья либо как «встроенная» в большую семью, как ее составная часть.

Историки и социологи давно уже ведут споры о том, каким было соотношение этих двух форм существования «супружеской семьи» в прошлом. Было время, когда они единодушно полагали, что во всех без исключения обществах, где сейчас господствует малая супружеская семья, прежде безусловно преобладала семья сложная, которая была основной формой частного общежития, предшествовавшей современной малой семье. В последние десятилетия это единодушие исследователей было сильно поколеблено: анализ исторических источников привел многих исследователей к выводу, что в действительности в прошлом малая супружеская семья встречалась гораздо чаще, чем полагали прежде.

В допромышленную эпоху, в силу высокой ранней смертности, довольно значительного бесплодия, частых выкидышей и других подобных обстоятельств, вероятность выполнения указанных условий была невысока. Поэтому, даже если допустить, что большинство людей стремились к созданию и сохранению многопоколенных, неразделенных больших «отцовских» семей, совершенно неизбежным было большое число несостоявшихся или частично состоявшихся семей этого типа. Во втором случае складывалась, например, «братская» семья — сложная, но двухпоколенная. В первом же случае возникала малая семья, состоящая из супругов с детьми, а иногда и без них. Такая семья и трактуется исследователями как «супружеская», или «нуклеарная» (группирующаяся вокруг «супружеского ядра»). Но в прошлом — это вынужденная нуклеарность.

Подобные малые семьи не стремятся воспроизвести себя в прежнем виде, а при малейших благоприятных условиях превращаются в большие, сложные. История знает самые разные способы преодоления вынужденной нуклеарности. Во многих странах, в том числе и в России, было широко распространено усыновление при отсутствии прямых потомков мужского пола, причем усыновляемым мог быть не только ребенок, но и взрослый мужчина. Когда для этого были условия, практиковалось и «приймачество» — вопреки обычаю замужняя женщина вместе с мужем жила в семье своих родителей.

Малая супружеская семья скорее всего ровесница большой, неразделенной, ее постоянная спутница. Сосуществуя на протяжении веков, они находились в своеобразном симбиозе, нуждались друг в друге, знали и конкуренцию, и противоборство, и взаимные уступки.

Явные экономические и демографические преимущества большой семьи долгое время исключали массовое стремление малых семей к обособленному существованию. Малая семья, группирующаяся вокруг супружеского ядра, никогда не противостояла большой семье как тип, скорее, она ощущала свою неполноценность, незавершенность по сравнению с большой и стремилась при первой возможности превратиться в такую большую, сложную, многопоколенную семью, в недрах которой она чувствовала себя более защищенной. Человек здесь меньше зависел от столь частых в прошлом экономических, демографических и прочих случайностей.

Но за эту относительную защищенность супружеской семье приходилось платить дорогую цену. Такая семья была двуликим Янусом. Одним ликом она была обращена внутрь себя — к супружеству, продолжению рода, воспитанию детей. Другой же лик супружеской семьи был повернут вовне — к непосредственному окружению, к большой семье, которой ее малые составные части, заботясь о своих собственных интересах — тех, что находились под присмотром первого Янусова лика, — уступали львиную долю своего суверенитета.

Так было везде, так было и в России. Крестьянин вел тяжелейшую, но далеко не всегда успешную борьбу за существование, голод постоянно стоял у порога его избы. Большая семья лучше соответствовала условиям земледельческого труда, повышала шансы на выживание. Перед этим решающим соображением все остальные отступали на второй план. Об экономических преимуществах больших крестьянских семей много писали во второй половине XIX века, и следует лишь добавочно указать на некоторые демографические основания предпочтения больших семей. Вероятность для супругов овдоветь, для детей — остаться сиротами, а для стариков — оказаться одинокими в конце жизни была еще очень высока, а принадлежность к большой семье давала всё же некоторую дополнительную «страховку», защищавшую овдовевшую многодетную мать, детей-сирот или беспомощных стариков от голода и полной нищеты.

По меркам своего времени патриархальная семья в России была абсолютно естественной, «нормальной». Согласованность основных черт такой семьи, равно как и крестьянской общины, в которую она входила, со строем хозяйственной жизни делала этот тип социальной организации прочным, устойчивым. Он же в свою очередь придавал устойчивость хозяйственной, да и политической системе.

Столетиями «отцовская» семья была кирпичиком, из каких складывались общественные устои, — так она и виделись авторам XIX века. На этом фундаменте и впрямь выросло очень многое в культуре и идеологии русского общества, его мироощущении, его представлениях о добре и зле, о соотношении коллективистских и индивидуалистских ценностей.

Настал, однако, момент, когда всё это здание — вместе с семейным фундаментом — начало терять свою вековую устойчивость. Деревня всё в меньшей степени определяла лицо экономики страны, а в самой деревне натуральное хозяйство стремительно отступало под натиском товарно-денежных отношений. Тогда и начал трещать по швам привычный семейный уклад. Вырастая из тесного костюма натурально-хозяйственных отношений, сталкиваясь со всё новыми задачами, приобретая всё более разнообразный и сложный социальный опыт, русский человек быстро менялся и начинал задыхаться в узких рамках устаревших институтов, среди которых семья, в силу своего повсеместного присутствия, занимала одно из первых мест.

Еще на рубеже XIX и XX веков брачность в России была почти всеобщей. Согласно первой всеобщей переписи населения 1897 г., в конце XIX в. к возрасту 50 лет в браке состояли практически все мужчины и женщины, доля населения, никогда не состоявшего в браке, в возрастной группе 45–49 лет была существенно ниже, чем в странах Западной Европы.

Дореволюционная Россия почти не знала развода, брачный союз заключался на всю жизнь и практически не мог быть расторгнут. Развод рассматривался церковью как тягчайший грех и разрешался в исключительных случаях. Основанием для развода могло служить только «безвестное отсутствие» и «лишение всех прав состояния» одного из супругов. Тем не менее, по мере изменения общественных условий, постепенной эмансипации женщин, уже в дореволюционное время менялись взгляды на ценности супружества, отношение к разводу. Но эти изменения затрагивали в основном элитарные слои населения, официальные разводы были большой редкостью. В 1913 г. на 98,5 млн православных в России был расторгнут всего 3791 брак.

Браки не отличались большой долговечностью, однако не из-за разводов. Вследствие высокой смертности всегда был высоким риск прекращения брака из-за овдовения одного из супругов. В самом конце XIX века, в 1897 г., доля вдов среди всех женщин бракоспособного возраста составляла 13,4%. У мужчин соответствующий показатель был значительно меньшим — 5,45%. В это же время к возрасту 31 год среди не состоявших в браке женщин доля овдовевших была выше доли никогда не вступавших в брак: к 50 годам овдовевшими были 25% женщин, к 62 годам — половина, к 74 годам — свыше 75%.

Овдовение в значительной мере компенсировалось повторными браками, почти обязательными в условиях крестьянской жизни. На рубеже XIX и XX веков (1896–1905) доля повторных браков в общем числе браков составляла примерно 14% для мужчин и 8% для женщин. В результате каждый мужчина и каждая женщина, дожившие до брачного возраста и сыгравшие свадьбу (один или более раз), жили в браке в среднем четверть века.

Что же представляла собой эта четвертьвековая жизнь в браке?

В России уже давно пытались хоть как-то ограничить браки по принуждению. Соловьев цитирует патриарший указ XVII века, предписывавший священникам «накрепко допрашивать» женихов и невест, а также их родителей, «по любви ли и согласию друг другу сопружествуются, а не от насилия ли или неволи». Ломоносов призывал «венчающим священникам накрепко подтвердить, чтоб они, услышав где о невольном сочетании, оного не допускали». Но на деле еще и в XIX веке молодые люди очень часто вступали в брак по выбору родителей. Притом, хотя брак всегда понимался как интимный союз мужчины и женщины, при заключении брака на первый план чаще всего выходили экономические и социальные соображения.

В патриархальной семье на женщину смотрели прежде всего как на семейную работницу — способность работать нередко была главным критерием при выборе невесты. Ходу назад после женитьбы не было, оставалось жить по старинной формуле: «стерпится — слюбится».

«Малый», становясь «мужиком» в очень молодом возрасте и продолжая жить в составе «отцовской» семьи, оставался человеком несамостоятельным. А положение женщины было еще хуже: она не только зависела от мужа, но, войдя в большую семью, оказывалась также в зависимости от свекра, свекрови, других мужчин в семье, их жен и т. д. Она сразу же становилась одной из семейных работниц, и эта ее роль находилась в постоянном противоречии с ее же ролями жены и матери. Но были и другие стороны ее зависимого положения в семье, о которых принято было умалчивать, например, снохачество.

Собственные внутренние связи и отношения супружеской семьи, не имевшей достаточной самостоятельности, оставались неразвитыми, не играли в жизни людей той особой роли, какую они приобрели в наше время. А потому и каждый отдельный человек ощущал себя прежде всего колесиком сложного механизма большой семьи, обязанным исправно исполнять свой долг по отношению к ней, и лишь в очень малой мере видел в семье среду для раскрытия и реализации своей индивидуальности. Такая семья не была той социализирующей средой, в которой могла сложиться независимая, индивидуализированная человеческая личность. Человек для семьи — таков принцип, на котором держались испокон веку патриархальные семейные отношения.

Но что-то сдвинулось во второй половине XIX века. До поры растворение человека в семье было оправдано экономической и демографической необходимостью, интересами физического выживания. Но стоило этим двум необходимостям немного ослабеть, и жесткая предопределенность человеческой судьбы лишилась своего оправдания, привычные семейные отношения перестали удовлетворять людей, члены семьи начали «бунтовать». Тогда-то и вышел на поверхность скрытый конфликт большой и малой семьи, «работы» и «жизни». Патриархальная семья оказалась в кризисе.

Кризис этот раньше всего затронул городские слои русского общества, прежде также строившие свои семейные отношения по образцам, близким к крестьянским. Упоминаниями об этом кризисе заполнена русская литература второй половины XIX—начала XX века — от «Анны Карениной» Л. Толстого или «Грозы» А. Островского до статей безвестных или забытых авторов в научных и публицистических изданиях.

Противостояние старого и нового всё более раскалывало Россию, и линия этого раскола прошла через каждую семью.

Россия была не первой страной, столкнувшейся с кризисом традиционной семьи. К началу XX века многие западные страны уже прошли через него, традиционная большая семья стала достоянием истории, уступила место высокомобильной, малой, «супружеской» семье. «За время плаванья, которое должно было привести семью в современность. она отделилась от окружавшей ее общины, воздвигнув — чтобы защитить себя — непреодолимую стену частной жизни. Она прервала свои отношения с дальней родней и ослабила даже те, что поддерживала с близкими родственниками. Как удалось семье незаметно покинуть свою стоянку у причала традиции? . Команда корабля — мать, отец и дети — вот кто с радостью разорвал державшие его путы, чтобы отправиться в свое собственное плаванье». 3 Эти слова относятся к западноевропейской семье, но то же самое — пусть и позднее — произошло и с семьей российской.

Быть может, главной силой, взорвавшей изнутри старинный семейный уклад и ускорившей его кризис, стала и наиболее придавленная этим укладом женщина.

«Бабий бунт» в деревне — лишь одно, хотя и очень яркое проявление назревавших, начинавшихся семейных перемен. Рядом с «женской» их линией видна еще одна — «детская».

В народном сознании было глубоко укоренено представление о безграничных правах родителей по отношению к детям и столь же безграничном долге детей по отношению к родителям. Даже в конце ХIХ века родительская власть была очень велика. Всё еще встречалось выражение «отец заложил сына» (т. е. отдал в работу на определенный срок, а деньги взял вперед). Родителям принадлежало решающее слово, когда речь шла о женитьбе сыновей, а особенно — о замужестве дочерей. И всё же к концу ХIХ века старые семейные порядки в отношениях родителей и детей уже трещали по швам, ослабли и былое уважение родителей, и былая покорность им, хотя внешне многое еще сохранялось.

К началу XX века российское общество оказалось перед лицом острейших экономических и социальных проблем, на фоне которых демографические и семейные неурядицы могли выглядеть не самыми главными. Во всяком случае о них говорили и писали намного меньше, чем, скажем, об экономической отсталости, о земельном вопросе, о бедности или бесправии народа, о необходимости политических перемен и т. д. Но всё же нельзя сказать, чтобы эта сторона народной жизни совсем не привлекала внимания. Огромная смертность, учащавшиеся попытки уклониться от рождения детей или отказ от детей, уже рожденных, «падение семейных нравов», женское эмансипационное движение в городах и «бабий бунт» в деревне, непокорность взрослых детей и ослабевавшая родительская власть, умножавшиеся крестьянские семейные разделы — всё это говорило об обесценении вековых заповедей семейной жизни, об усиливающемся ее разладе.

Разлад был замечен всеми и стал объектом критики, самокритики русского общества, всё более осознававшего необходимость обновления. Изменения в семейной и вообще частной жизни людей были лишь одной из сторон всеобщих перемен, переживаемых Россией в пореформенный период, когда четко обозначилось ее стремление превратиться в современную промышленную страну. За четыре десятилетия, последовавшие за отменой крепостного права, все прежние равновесия были нарушены, а новые — еще не созданы. Российское общество вступило в полосу тяжелого, затяжного кризиса.

Не могла избежать этого кризиса и вся система семейных и демографических отношений. Впрочем, то самое развитие, которое ввергло частную жизнь людей в кризис, создало возможности и выхода из него.

Пусть в России конца XIX—начала XX века всё это было доступно лишь узкому слою людей и недостаточно осознано всем обществом, а всё же движение уже началось, многое предощущалось, кое-что было известно из примера более продвинутых европейских стран. Разлад в старых семейных порядках, конечно, тревожил современников, но было и ожидание желаемых позитивных перемен.

Было бы хорошо, если бы замена, позволяющая преодолеть кризис традиционных демографических и семейных отношений, произошла в результате их плавной эволюции, постепенной выработки новых форм и норм демографического и семейного поведения, отвечающих новым экономическим и социальным условиям, которые тоже складывались бы постепенно. Но в условиях быстро менявшейся России на это было мало шансов, у нее просто не было времени на постепенные, от поколения к поколению, изменения. Страна стремительно приближалась к социальному взрыву, в котором предстояло сгореть и старой семье.

1 Строго говоря, слово «семья» не вполне применимо к таким формам общежития, и в бытовом, и тем более в научном языке их обозначают терминами «хозяйство», «домохозяйство», в России в прошлом в этом случае употреблялось слово «двор».

2 Костомаров Н. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. — М., 1993, с. 209.

3 Shorter E. Naissance de la famffle moderne. XVIII—XX siecle. — Paris: Seuil, 1977.

4 Энгелъгардт А.Н. Из деревни: 12 писем: 1872–1887. — М.: Мысль, 1987.

5 Звонков А.П. Современный брак и свадьба среди крестьян Тамбовской губернии. — М., 1889. Вып. 1.

Источники:
Многодетная семья в России: сколько в ней детей и какого они возраста?
Как ни странно, на федеральном уровне законодательством не установлено, из скольких же детей состоит семья, которой можно придать этот особый почетный статус. Россия — многонациональная страна и у различных народов есть свои культурные особенности.
http://law03.ru/family/article/mnogodetnaya%2Dsemya%2Dv%2Drossii
Пресса Британии: семья Путина и 50 способов российского влияния
Сегодня в британских газетах: что общего у дела об отравлении Скрипалей с письмами Суркова, пытался ли советник Трампа создать тайный канал связи с Кремлем и поедут ли британские компании на экономический форум в Санкт-Петербурге.
https://www.bbc.com/russian/features%2D43615573
Самая большая семья в России
Зло не властно над людьми, спасаемыми и сохраняемыми верой и любовью. Как рассказала хозяйка самой большой семьи в России матушка Галина Стремская, для них с отцом Николаем и 64-х их детей это не
http://www.pravoslavie.ru/612.html
Эволюция российской семьи
А. Г. Вишневский, доктор экономических наук, директор Института демографии Государственного университета – Высшей школы экономики, Москва «Экология и жизнь» №7, 2008 • Библиотека научно-популярных статей на «Элементах» • Демография
http://elementy.ru/nauchno%2Dpopulyarnaya_biblioteka/430650/Evolyutsiya_rossiyskoy_semi

COMMENTS